икона Ангел, златые власы

Живопись Новгорода XI-XIII веков

Истоки новгородской живописи восходят к XI веку.

Есть основания думать, что в области живописи Новгород был в это время так же тесно связан с Киевом, как и в области архитектуры. Вероятно, в нем работали киевские и греческие мастера, бывшие первыми учителями местных художников.

Роспись Софийского собора

Заложенный в 1045 году Софийский собор в Новгороде строился, по свидетельству III Новгородской летописи, в течение семи лет и был расписан художниками, призванными из Царьграда.

Сразу после строительства храм не был еще целиком расписан, его украшали лишь отдельные иконного типа изображения на столбах и орнаменты, подчеркивающие архитектурные членения. От первоначальных росписей собора XI столетия сохранилось изображение святых Константина и Елены на столбе южной, так называемой Мартириевской, паперти. Император Константин и его мать держат между собой большой крест, как символ утверждения христианства в Римской империи.

Константин и Елена. Фреска Софийского собора в Новгороде . II половина XI в
Константин и Елена. Фреска Софийского собора в Новгороде . II половина XI в

С образами этих святых в русском сознании связывалась память о князе Владимире, которого именовали «вторым Константином», и княгине Ольге, в крещении Елене, через которых Русь пришла к христианству. Светлые и нежные краски отличаются необычайной прозрачностью и какой-то особой воздушностью. Стиль росписи настолько своеобразен, что ему сложно найти близкие аналогии среди памятников восточно-христианской и византийской монументальной живописи. 

От росписи начала XII века дошли только пять фигур пророков в простенках окон барабана – Соломона, Исайи, Иеремии, Иеремии и Аввакума; и фигуры Анатолия, Поликарпа Смирнского, Карпа и патриарха Константинопольского Германа в световых проемах над проходами из главной апсиды в боковые и найденные под полом фрагменты фресок, среди них особенно интересен фрагмент с изображением князя с дружинниками. До оккупации Новгорода немцами во время второй мировой войны были целы и росписи купола, но большинство их либо сильнейшим образом повреждено, либо погибло – изображение Пантократора, фигура архангела на западном склоне свода, как погибли и фигуры пророков Давида, Иезекииля и Малахии в простенках окон барабана.

миниатюры «Мстиславова Евангелия»
миниатюры «Мстиславова Евангелия»

То, что к началу XII века в новгородской живописи господствовали архаические традиции, доказывают также миниатюры «Мстиславова Евангелия», хранящегося в Историческом музее в Москве. Эта рукопись, дошедшая до нас в старом драгоценном окладе, богато украшенном эмалями, была выполнена в Новгороде между 1103 и 1117 годами для новгородского князя Мстислава. Ее исполнителем был Алекса, сын попа Лазаря. Миниатюры с изображением четырех евангелистов представляют собой вольные копии с миниатюр «Остромирова Евангелия», сделанных в Киеве. Весьма показательны изменения, которые новгородский мастер внес в свою работу. Он дал приземистые, большеголовые фигуры, прибег к более резким контрастам между тенями и бликами и к более свободной и живописной фактуре, упростил силуэты и рисунок киевских прототипов. В его грубоватых, но сильных образах есть своеобразная, уже во многом чисто новгородская выразительность. 

Памятники новгородской монументальной живописи первой половины XII века, особенно при сравнении их с росписями конца века, отличаются разностильностью. По-видимому, в это время в Новгороде работали еще различные артели, часть которых приехала из других городов. Княжеский двор ориентировался на блестящее искусство Киева, откуда он, возможно, приглашал мастеров. Параллельно зарождалась своя местная новгородская художественная традиция живописи, которая начала играть господствующую роль уже с первой половины XII века. Интересно, что во всех перечисленных выше памятниках встречаются русские надписи.

Переходя к группе росписей второй половины – конца XII века, образующих единую, довольно четко выраженную стилистическую группу, необходимо подчеркнуть, что местные новгородские черты получают в этих росписях полное преобладание.

Росписи церкви Георгия в Старой Ладоге выполнены около 1167 г., после гибели значительной части росписей церкви Спаса на Нередице они являются крупнейшим памятником русской монументальной живописи домонгольской эпохи.

Росписи церкви Георгия в Старой Ладоге
Росписи церкви Георгия в Старой Ладоге

В апсиде храма сохранились остатки «Евхаристии» и святительского чина, в куполе – «Вознесение», в барабане – фигуры восьми пророков, в жертвеннике – полуфигура архангела Гавриила, в диаконнике – полуфигура архангела Михаила и сцены из его жития, на западной стене – монументальная композиция «Страшного суда», на стенах – стоящие в арочках фигуры святых и окруженные геометрическим орнаментом медальоны с полуфигурами святителей, а также евангельские сцены.

При безусловном колористическом богатстве главным средством художественного выражения в ладожских фресках становится линия. Линии, которой авторы росписи владели виртуозно, принадлежит ведущая роль и в орнаментах, в силуэтах, во внутренней разделке форм, и, главное – в трактовке ликов, здесь сочные блики и мазки уступили место орнаментального типа высветлениям, этими белильными линиями художники обрабатывают лоб, переносицу, нос, скулы, глазные впадины.

Росписи церкви Спаса на Нередице 1199 г.1
Росписи церкви Спаса на Нередице 1199 г.

Росписи церкви Спаса на Нередице 1199 г., являвшиеся крупнейшим средневековым живописным ансамблем не только в России, но и во всей Европе, были почти полностью уничтожены во время второй мировой войны. Для русской культуры гибель росписей Нередицы – это ничем невосполнимая утрата, в них новгородские черты выступали с такой силой, как ни в каком другом памятнике. Фрески Нередицы поражали ни с чем не сравнимой полнотой в подборе сюжетов, которые почти исчерпывающим образом представляли систему храмовой росписи XII в.

Росписи церкви Спаса на Нередице 1199 г.2
Росписи церкви Спаса на Нередице 1199 г.

В Нередице фрески шли почти от пола и покрывали все стены и своды. Они располагались друг над другом регистрами. Но компоновка фресок в пределах каждого регистра очень свободна, в них нет никакой симметрии. Фрески уподобляются гигантскому цветистому ковру, сплошь затягивающему стены и своды, отражающему неповторимое многообразие мира. В настоящее время сохранилась приблизительно пятая часть нередицких фресок.

Искусство Нередицы – суровое искусство, воплощаемые им идеи знаменуют одно из самых строгих направлений христианской мысли на русской почве. И в иконографии и в стиле росписей обнаруживается сходство не с константинопольской культурой, но с восточно-христианскими традициями. В целом росписи нередицкой церкви представляют собой самый яркий новгородский вариант монастырской традиции византийской живописи.

Одновременно с блестящей монументальной живописью в Новгороде процветало не менее блестящее иконописание.

Новгородские иконы XII-XIII веков занимают выдающееся место в истории не только древнерусской, но и всей средневековой живописи. Из-за неоднократного разграбления Киева и Чернигова ранние южнорусские иконы практически не сохранились. Новгород оставался в стороне от татарского нашествия, не случайно именно из Новгорода происходят древнейшие русские иконы.

Икона «Апостолы Петр и Павел» (Новгородский Государственный Музей Заповедник)
Икона «Апостолы Петр и Павел» (Новгородский Государственный Музей Заповедник)

Икона «Апостолы Петр и Павел» (Новгородский Государственный Музей Заповедник) является не только древнейшей сохранившейся новгородской иконой, но и вообще самой ранней из известных нам русских икон. Огромных размеров, более двух метров в высоту, икона была написана в середине XI в. для алтарной преграды новгородской Софии и вместе с парной к ней иконой Спаса на престоле являлась важнейшим смысловым элементом первоначального замысла декорации интерьера собора. На иконе изображены первоверховные апостолы, предстоящие благословляющему Христу в сегменте неба в верхней части композиции. От древней живописи остались фигуры апостолов, лики их написаны в XVI в. при поновлении иконы. Благородство и изящество пропорций фигур, богатство и разнообразие линейного ритма, изысканность колористического решения, построенного на тонких цветовых сочетаниях, свидетельствуют об ориентации художника на классическую традицию столичной константинопольской живописи, однако очень большой размер иконы позволяет предположить, что она написана в самом Новгороде. Отсутствие живописи на широких полях иконы свидетельствует, что она создавалась одновременно с ее драгоценным окладом – чеканной серебряной золоченой ризой, закрывавшей поля, фон и одежды апостолов.

изображение св. Георгия на двусторонней иконе из Успенского собора Московского кремля
изображение св. Георгия на двусторонней иконе из Успенского собора Московского кремля

К первой половине XII в. относится изображение св. Георгия на двусторонней иконе из Успенского собора Московского кремля (на обороте Богоматерь Одигитрия XIV в.). Икона безусловно новгородского происхождения, вероятно из Юрьева монастыря, попала в Москву видимо при Иване Грозном вместе с вывезенными им многими новгородскими святынями. Поясное изображение святого полно мощной силы и покоя. У него могучие плечи и руки, в которых он держит копье и меч, не вынутый из ножен. Фигура Георгия заполняет почти все поле иконы, так, что руки вплотную касаются обрамления, это косвенным образом усиливает мощь фигуры, ей как будто слишком тесно в пределах отведенного ей поля. Светлый лик Георгия, с правильным овалом, красиво изогнутыми бровями, прямым носом, с алой подрумянкой на щеках и большими глазами с пристальным притягивающим взглядом, совмещает в себе юность и мужественную силу.

икона Ангел, златые власы ( Архангел Гавриил)
икона Ангел, златые власы

Одним из самых выдающихся шедевров новгородской иконописи, несомненно, является икона «Ангел, златые власы». Икона Ангел Златые Власы, вероятно, входила в состав деисусного чина. Она безусловно, является одним из прекраснейших произведений древнерусской живописи. Трудно найти во всем древнерусском искусстве более одухотворенный лик, в котором так своеобразно сочеталась неземная красота с глубокой печалью. Огромные бархатистые глаза архангела по силе эмоционального воздействия могут сравниться лишь с глазами «Владимирской Богоматери». Это, без сомнения, работа выдающегося мастера.

Выдающимся произведением новгородской иконописи второй половины XII в., близким по стилю к «Ангелу Златые Власы», является также двусторонняя икона «Спас Нерукотворный» с «Поклонением Кресту» на обороте из Третьяковской галереи. икона «Спас Нерукотворный» с «Поклонением Кресту» на обороте из Третьяковской галереи.В XII столетии изображение Нерукотворного образа получает широкое распространение в монументальных росписях, в том числе новгородских и псковских – в Мирожской и Нередицкой. Икона из Третьяковской галереи – самый ранний сохранившийся иконный образ «Спаса Нерукотворного», ее иконографической особенностью является отсутствие изображения плата, лик Христа помещен просто на золотом фоне. Икона происходит из новгородской церкви Святого Образа, т.е. храма, посвященного Нерукотворному образу Спасителя.

Лик Христа с разделанными тонкими золотыми нитями волосами написан мягкими плавями с помощью неуловимых переходов от света к тени. В цветовом отношении образ крайне сдержан. Главный акцент поставлен иконописцем на больших глазах, обладающих огромной выразительностью. В совершенстве владея линией, он, ради достижения большей экспрессии, дает асимметричное построение лица. Эта прекрасная живопись отличается строгим, возвышенным характером. Икона несомненно написана художником, хорошо знакомым с византийской живописью, и, возможно, учившимся у греческих столичных мастеров.

Византинизирующее направление в новгородской темперной живописи достигло своего апогея в XII в. В XIII в. оно подвергается трансформации. Усилению местных черт способствовала общая обстановка, сложившаяся в Новгороде. Положение князей становится все более зависимым и неустойчивым, усиливаются позиции посадников, представлявших интересы новгородского боярства, растет роль широких демократических кругов, часто определявших вечевые решения, избирается на вече правящий епископ. В результате в новгородском искусстве постепенно кристаллизуются местные стилистические варианты, отличающиеся от византийско-киевских традиций. Новое направление развивалось параллельно с грекофильским искусством, оно зародилось в первой половине XII в., поначалу только оказывало влияние на работы мастеров византинизирующего течения, а затем его в себе растворило.

Самым ярким произведением собственно новгородского направления может служить двусторонняя икона «Богоматерь Знамение», написанная до 1169 г. (Софийский собор в Новгороде). двусторонняя икона «Богоматерь Знамение», написанная до 1169 г. (Софийский собор в Новгороде)В 1169 г. икона прославлена чудом, благодаря которому Новгород был спасен от захвата и разорения суздальскими войсками во время междоусобной войны новгородцев с князем Андреем Боголюбским. С этого времени она становится главной, самой почитаемой святыней новгородской земли. Лицевая сторона иконы написана в первой половине XVI в., от первоначальной живописи сохранились небольшие фрагменты синего мафория Богородицы, фрагменты личного письма на ее шее и на рукавах платья, фрагменты одежд и фона на изображении младенца Христа. Иконографический тип иконы – Богоматерь с воздетыми в молении руками и с младенцем на груди. Утвердившееся на Руси за этим типом наименование Знамение связано как раз с чудом – знамением, знаком – от новгородской иконы. Фигуры избранных святых на полях иконы поновлены в XVI-XVII вв.

Благодаря тому, что Новгород не знал татарского ига, в нем никогда не пресекалась местная художественная традиция. Здесь, в отличие от других русских областей, отсутствует разрыв между искусством XII и XIV веков. XIII столетие было здесь тем мостом, который соединяет эти два столь различных периода. Как раз на протяжении XIII столетия живое народное творчество проявило себя с особой силой. Под его воздействием смягчается суровость ликов, упрощаются композиции, рисунок делается обобщеннее и лаконичнее, краски накладываются одним ровным тоном, без оттенков и почти без светотени, силуэт приобретает все большее значение, палитра светлеет и загорается яркими киноварными, белоснежными, изумрудно-зелеными и лимонно-желтыми тонами. Так уже в XIII веке закладывается основание для расцвета новгородской иконописи XV столетия.

Совершенно особое искусство представляет собой орнаментальная декорация новгородских рукописей.

В рукописных орнаментах с XII до XIV вв. развивается своеобразный стиль, отразившийся также в прикладном искусстве и живописи. Уже в XI-XII веках на берегах Волхова сложился свой оригинальный стилистический вариант. В Новгороде нравились и воспроизводились плоскостные инициалы и заставки, замкнутый тонкий киноварный контур которых не передает никаких объемов, не подражает эмалям, не содержит многоцветных изображений. Красивые и оригинальные сочетания линий этого орнамента прельщали художников сами по себе. Получалось нечто вроде резьбы. Линии смело изогнуты во все стороны, равновесие постоянно нарушается сознательно, общие очертания причудливы, узоры состоят из сплошного переплетения лент. Новгород Тератологические узоры

Измышляя инициалы, художники XII века проявляли большую изобретательность, подбирая, например, фигуры животных, подходящие к очертаниям тех или иных букв.

В начале XIII века новгородские художники вводят в плетенку изображение человеческого лица. Это может быть лучше всего прослежено на инициалах «Евангелия» из Российской Государственной Библиотеки, датируемого этим временем по почерку и относимого к Новгороду по языку.

Так складывается тот новгородский вариант стиля, который называется тератологическим. Основных признаков тератологического стиля два: исчезают геометрические рамы и каркасы и старые мотивы «живого существа», «плетенья» и «растения», ранее раздельные, сливаются неразрывно, образуя фантастический образ. Этот стиль появлялся в разных славянских странах, но в Новгороде он достиг наибольшего расцвета.

Тератологические узоры, с их ременным плетением, переходящим в изображения чудовищ, с гротескными человеческими фигурками, со сдержанной раскраской, распространились в XIII-XIV веках из Новгорода по всей Руси. Такие узоры известны в рукописях псковских, ростовских, суздальских, рязанских, полоцких и т.д.

Добавить комментарий