WOA_IMAGE_1 (1)

Архитектура Санкт-Петербурга начала 18 века

Русскому искусству XVIII в. всего за несколько десятилетий суждено было превратиться из религиозного в светское, освоить новые жанры и открыть совершенно новые для себя темы. Поэтому стили в искусстве, которые в Европе последовательно сменяли друг друга на протяжении веков, существовали в России XVIII столетия одновременно или же с разрывом всего в несколько лет.

Реформы, проведенные Петром I (1689-1725 гг.), затронули не только политику, экономику, но также искусство. Целью молодого царя было поставить русское искусство в один ряд с европейским, просветить отечественную публику и окружить свой двор архитекторами, скульпторами и живописцами. В то время крупных русских мастеров почти не было. Пётр I решил проблему свойственным своему характеру реформаторским методом, стал приглашать иностранных художников, скульпторов и зодчих в Россию из Голландии, Италии. Одновременно отправляя отечественных мастеров обучаться за границу.

По прошествии всего ста лет Россия предстала в обновлённом виде — с новой столицей, в которой была открыта Академия художеств с множеством художественных собраний, которые не уступали старейшим европейским коллекциям размахом и роскошью. Самобытность архитектуры русского барокко проявилась в органичном сочетании четкой фундаментальности и простоты плановых решений с живописностью силуэтов и фасадов, щедростью и фантазией декоративных форм, их многоцветием. В середине 18 века возрождается исконно русское пятиглавие при постройке храмов, причем оно обогащается новыми самостоятельными решениями, повсеместно сменяя тип храма начала столетия, увенчанного куполами во флорентийском духе.

Что такое стиль барокко?

Итальянское barocco (причудливый) — художественный стиль, преобладающий с конца XVI до середины XVIII вв. в искусстве Европы. Этот стиль зародился в Италии и распространился в других странах после эпохи Ренессанса.

Основы нового искусства закладывались в Москве. Церковь в Дубровицах, церковь Архангела Гавриила (Меньшикова башня), Сухарева башня, Лефортовский дворец были своеобразными предпосылками нового, петербургского стиля. Этот уникальный художественный стиль, сложившийся в особых исторических, географических и климатических условиях, был отражением личных вкусов Петра.

Город, заложенный самим императором и названный им Петербургом в честь своего небесного покровителя, святого апостола Петра, должен был воплотить мечту о новом идеальном городе. Петр замыслил его как вариант любимой им Голландии, как портовый город-крепость. Но, по словам русского художника и историка искусства А.Н. Бенуа, только намерение было сделать из Петербурга что-то голландское, а вышло свое, особенное...

kvasbgПетербургский стиль — это особенное ощущение пространства и исторического времени. Внешний облик Петербурга — это, прежде всего — сочетание низкого северного неба, свинцово-серой шири Невы и взмывающих ввысь вертикалей позолоченных шпилей. Этот «пафос шири»- преобладание горизонтальной линии над вертикальной — определяется своеобразием ландшафта — водными пространствами Большой Невы, Малой Невы, Большой Невки, Малой Невки, Фонтанки, Мойки, Екатерининского канала, Крюкова канала и т.д. Соединение воды и суши дает идеальные горизонтальные линии. Над горизонталями воды и набережных возвышается полоса приставленных друг к другу домов почти одного уровня в силу сложившегося требования строить не выше Зимнего. Сплошная застройка улиц типична для Петербурга, при этом улицы, в силу отсутствия подъемов и спусков, становятся как бы интерьером города. Сады и площади «встраивали» в плотные линии домов, что служит еще одним выражением горизонтального города.

Характерные элементы городского пейзажа — шпили Петропавловской крепости, Адмиралтейства. Уникальность петербургского стиля определилась и тем, что город поднялся по воле одного человека, сразу и на пустом месте. Москва, живописно раскинувшаяся «на семи холмах», росла стихийно вокруг своего исторического центра в течение многих веков. Петербург же был воздвигнут за какую-то четверть столетия и почти сразу же в камне.

Все произошло стихийно, когда постепенно вызревавшая у Петра I мысль — перенести в Петербург столицу — превратилась в 1714 г. в твердое решение. Для столицы стихийно сложившаяся двухчастность была неприемлема. Создание импозантного центра, которому подчинен весь город, стало вопросом престижа российского государства, а к этому Петр относился с обостренной чувствительностью. Начался поиск объединяющей идеи.

Петр I не должен был опираться на сведения, полученные из третьих рук. Первым среди русских государей он выезжал за пределы своей страны, видел многие города Европы. Самыми яркими воспоминаниями остались деловитый Амстердам с его ровными рядами кирпичных домов над спокойной водой каналов и символ абсолютного единовластия — Версаль, с бесконечными прямыми перспективами его «огорода», ставшего символом вселенной, подчиненной воле абсолютного монарх

Преобладание облачной пасмурной погоды и обычное отсутствие резких теней потребовали широкого использования в архитектуре Санкт-Петербурга расцветки здании для наилучшего выявления их архитектурных форм и деталей. Разнообразная, продуманная окраска жилых и общественных зданий, с использованием зачастую довольно ярких тонов — желтых, бирюзово-голубых, зеленых, темно-красных и контрастирующих светлых, преимущественно белых, тонов для архитектурных деталей, оживляет облик архитектурных сооружений, придавая городу своеобразный, типично русский колорит и живописность.

Д. Трезини — создатель стиля «петровского барокко»

Трезини Доменико АндреаТрезини Доменико Андреа (Трезини Андрей Якимович) (ок. 1670-1734), архитектор, один из основоположников петровского барокко.

Родился в швейцарском городке Астано (близ Лугано, в италоязычном кантоне Тичино) ок. 1670г. в небогатой дворянской семье. Учился в Венеции. В поисках заработка приехал в Копенгаген. Заказов при датском королевском дворе не получил, но здешний русский посол А. Измайлов пригласил его в Россию — «служить в городовом и палатном строении» (1703).

Кроншлот (будущий Кронштадт)В том же году приехал к месту строительства новой российской столицы через Архангельск. Первым его крупным сооружением был форт Кроншлот (будущий Кронштадт), успешно выдержавший атаку шведской эскадры (впрочем, кронштадтские укрепления этого времени не сохранились и известны лишь по гравюрам). Наконец, в 1706 приступил к главному своему труду — строительству Петропавловской крепости, которую из земляной предстояло сделать каменной. К 1718 крепость как таковая — с массивными приземистыми стенами, бастионами и Петровскими воротами (украшенными рельефными атрибутами воинской доблести и аллегорической композицией Низвержение Симона-волхва апостолом Петром работы скульптора К. Оснера) — была в значительной своей части уже построена. В 1712-1733 над ней вознесся Петропавловский собор — трехнефная базилика со стройной колокольней, увенчанной грандиозным золоченым шпилем (в целом вся высота колокольни со шпилем 112 м, на 32 м больше «Ивана Великого» в Московском Кремле). Этот собор стал самым масштабным из тех стилистически рубежных памятников петровского времени, что как бы развернули православное церковное строительство лицом к Западу, преобразив в нем не только внешнее декоративное убранство (как это было в «московском» или «нарышкинском» барокко), но всю архитектонику, размеченную здесь декоративно-скупым, но мощным ритмом пилястр и волют.

petro-pavlosk-1705-1

Вид Петропавловского собора с колокольнейПетербургское здание, однако, отнюдь не было повторением московского прообраза. Его общие очертания более динамичны, решительны и жестки, что подчеркивает и квадратное сечение башни, заменившее восьмигранник. Декор его скорее графичен, чем объемен. Уже ясно ощутим трезвый рационализм, утверждавшийся в архитектуре Петербурга петровского времени. Главным отступлением от традиции стал «латинский» интерьер собора, подчиненный продольной оси, с тремя нефами, перекрытыми сводами одинаковой высоты (заметим, однако, что такая его структура позволила наиболее простым и эффектным приемом связать горизонтальный объем и колокольню в динамичной композиции). Место традиционных округлых апсид заняла прямоугольная пристройка, фасад которой, обращенный к главным воротам крепости, своим высоким барочным фронтоном как бы откликается на их архитектурную тему триумфальной арки. Соединение национальной традиции с иноземным, воспринимавшимся как новация, столь определенно намеченное в этом важнейшем монументальном здании молодой столицы, стало ключевым для характера архитектуры петровского Петербурга.

летний дворец петра 1 в летнем саду
летний дворец петра 1 в летнем саду

«Канцелярия городских дел», созданная для надзора над сооружением Петропавловской крепости, вскоре стала архитектурным штабом всей новой столицы (Трезини же был правой рукой главы Канцелярии У.А. Сенявина). Здания и целые комплексы по проектам швейцарского мастера возводились в ключевых точках Петербурга. Из них сохранились: Летний дворец Петра в Летнем саду (1710-1714), Благовещенская церковь с Духовским корпусом в Александро-Невской лавре (1717-1722), здание 12 коллегий на стрелке Васильевского острова (ныне университет; 1722-1734), последнее выделяется своей особой протяженностью (фронтальная ширина 383 м). Внеся в зодчество совершенно новые для России параметры высоты и длины, Трезини в то же время тонко дифференцировал стилистику, исходя из назначения здания. Если его церковные образы, более «южные» по духу, подчеркнуто величавы и масштабны, то образы светские (Летний дворец и 12 коллегий), напротив, подчинены, прежде всего, принципу практического удобства и компактности, характерного для северного, голландского барокко. Постоянно работая по личным указаниям Петра, зодчий внес также решающий вклад в регулярную планировку города на Неве в целом (в первую очередь на Васильевском острове) и составил «образцовые» (типовые) проекты жилых домов для размещения разных слоев населения («именитых», «зажиточных» и «подлых»).

Вид на стрелку Васильевского острова и Петропавловскую крепость
Вид на стрелку Васильевского острова и Петропавловскую крепость

Дом Трезини функционировал как домашняя школа: из числа его помощников — «гезелей» вышел целый ряд видных зодчих, в том числе архитекторы Петро Антонио Трезини (сын Доменико; р.1710 — год смерти неизвестен), строивший в Александро-Невской лавре, и М.Г. Земцов.

Умер Трезини в Петербурге 19 февраля (2 марта) 1734.

Шедель И.Г. «…удивлял оригинальной композицией и мастерски исполненной пластикой фасадов»

Иоганн Готфрид Шедель родился в Ванвсбеке близ Гамбурга в 1680 году. Архитектурному мастерству он обучался у немецких мастеров, близких к школе зодчего Андреаса Шлютера.

Большой Меншиковский дворецВ 1713 году Иоганн Шедель по приглашению князя А.Д. Меншикова приехал в Санкт-Петербург. Здесь он занимался окончанием строительства дворца Меншикова, построил его западное крыло и заложил восточное. Тогда же Шедель вёл строительство Меншиковского дворца в Ораниенбауме.

А. Шлютер

Андреас Шлютер родился предположительно в 1660 году.

Андреас Шлютер (Andreas Schluter)1662-1714

Сын гамбургского скульптора, переселившегося в Данциг, провел свою юность в этом городе, учился там скульптуре у Д. Запониуса и довершил свое художественное образование путешествием в Голландию, во время которого пристрастился к нидерландскому стилю барокко. В начале своей самостоятельной деятельности он служил придворным скульптором в Варшаве, а потом, в 1694 году, был приглашен курфюрстом Фридрихом III на такую же должность в Берлин, где вскоре затем был назначен также товарищем директора Академии художеств.

Строитель королевского дворца и арсенала в Берлине был известен в Европе. 1 мая 1713 года Андреас Шлютер подписал договор с Яковом Брюсом и переехал в Россию. Царь Петр, счастливый, что заполучил такую знаменитость, тут же присвоил ему звание «баудиректора». А когда зодчий прибыл в Петербург, царь немедля поселил его у себя в Летнем Дворце. Архитектору положили жалованье в пять тысяч рублей в год.

Шлютер занимался Петергофом и рисовал эскизы будущих важных строений новой русской столицы. В 1714 году благодаря ему Летний дворец обрел свой окончательный, теперешний вид. Узкий лепной фриз из дубовых ветвей опоясал его. Между окнами первого и второго этажей заняли свое место барельефы. Они повествуют о борьбе России за выход к Балтийскому морю. А над дверью — фигура римской богини мудрости, войны и городов — Минервы в окружении победных знамен и военных трофеев. Коричнево-красные прямоугольники барельефов на фоне светлой стены и золоченые оконные рамы с частыми переплетами придавали зданию изысканно нарядный вид.

Больше всего Шлютер успел сделать в Монплезире, где построил чудесный загородный дворец.

Дворец Монплезир3
Дворец Монплезир
Дворец Монплезир2
Дворец Монплезир — вид со стороны Петергофа

дворец Монплезир.

В переводе с французского… название дворца означает «моё удовольствие» — именно так назвал его Петр I. Монплезир расположен в восточной части Нижнего парка, прямо на берегу Финского залива. Здание строилось с 1714 по 1723 гг.

Судя по датам, мы понимаем, что этим дворцом Петр I успел насладиться. Правда, судьба отвела ему для этого всего два года. «Монплезир, — свидетельствует источник, — был любимым дворцом Петра I — внутреннее и внешнее убранство дворца отличают строгость и рациональность. К центральному залу дворца примыкают шесть помещений, вместе образующие главный объем здания, от которого отходят галереи, завершающиеся павильонами-люстгаузами».

Что такое «люстгауз? Об этом нам поведает Словарь по естественным наукам, в котором сказано, что «люстгауз — большая беседка с пышной архитектурной отделкой«. После смерти Петра I дворец превратился в своеобразный музей, посвящённый императору — после его кончины здесь ничего не менялось. В настоящее время в Монплезире представлена первая в России коллекция картин европейских художников XVII-XVIII веков (картины приобретены самим императором). В Лаковом кабинете, оформленном в китайском стиле, на резных полочках-консолях, как и в XVIII веке, выставлена коллекция китайского фарфора.

Китайский стиль в интерьере дворцов XVII века — это  новое течение в оформлении. Действительно, в XVII веке в Европе, а затем и в России (на рубеже XVII-XVIII веков) появилась мода на китайские (и японские) декоративные изделия, которые вписались в интерьер той эпохи. Этому способствовали торговые отношения с Китаем, которые установились в России в конце XVII века.

Китайский стиль, получивший в России название «шинуазри» (от французского chinois), был популярен, в первую очередь, во Франции, когда на смену барокко пришло рококо. При Петре I «шинуазри» только начинал искать свое место в интерьере, и, как мы видим, небезуспешно. Во второй половине XVII века рядом с Монплезиром был разбит китайский сад, что также свидетельствует о влиянии восточной культуры на обустройство дворцов и прилегающих к ним территорий.

Архитектор прожил в России чуть больше года. Умер он 4 июля 1714 года. А в конце месяца в Коллегию иностранных дел уже пришло из Берлина прошение. Вдова Шлютера нижайше просила о пособии. После смерти мужа она осталась без средств.

Н. Микетти

Никола Микетти (Nicola Michetti; 7 декабря 1675, Рим — 12 ноября 1759) — итальянский архитектор, в 1719-1723 годах был главным архитектором в Санкт-Петербурге. В ранний период своей деятельности Микетти учился у Карло Фонтана, крупнейшего мастера римского барокко, работал у него помощником на строительстве базилики Святых Апостолов, принимал участие в конкурсном проекте фонтана Треви.

В Петербург Микетти был приглашен Петром I в. качестве придворного архитектора. Кологривов, которому Пётр поручил устроить в Риме первых русских пансионеров-архитекторов и велел, при случае, сыскать итальянца «поискуснее», прислал в 1718 году следующее письмо:

«Всемилостивейший Государь. По указу вашего Величества Архитектора нанял, называется Николай Микети, которому было приказано (то есть поручено строить) здание святого Михаила, по смерти кавалера Фонтаны, однако же оной Архитектор Микети с фундаменту зачел быв товарищем с помянутым Фонтаною, какой величины и сколко покоев все наши знают кто был в риме, а паче вручено было ему то здание за ево искуство в механике ибо ради разных мануфактур художеств которыя делают в том доме нужны машины и мельницы, и кроме того что он доброй Архитектор и искусной в механике, пишет живописное гораздо не худо, а паче перспективу, сколко мог о нем осведомился; спрашивал кардиналов, Сакрипаития И оттобо ни я и оне не толко меня уверили о его добром состоянии, но ещё хотят донести вашему Величеству о его искусстве, и понеже он был Папской Архитектор в других (местах) здания строил с чего имел довольный доход того ради с великим трудом уговорился с ним за четыре тысячи Ефимков и дом свободной, что же умедлил по се поры договорится с ним, с великою трудностию жена склонилася чтобы он ехал, и по договоре не может прежде убратся шестаго на десяти числа апреля ибо многия монастыри и домы строил, и ещё болше… Из Рима апреля 7 1718 Юрья Кологривов»

000004

По приезде в Петербург Микетти был обласкан Петром, а с 1719 года, после смерти Леблона, он занял положение, каким пользовался тот, и получал те же 5000 рублей, — которые на наши нынешние деньги составляли огромную сумму, — и был таким же главным архитектором всех строительных работ в Петербурге и его окрестностях. Он оказал Петру много услуг по выписке из Италии различных художественных произведений, особенно мраморных статуй, которых надобно было множество для только что заведенных дворцов, парков и садов.

Прежде всего, ему поручают продолжить работы, начатые архитектором Леблоном: в Летнем саду он заканчивает Грот, который был в дальнейшем перестроен архитектором Росси в Кофейный домик, и оранжереи; в Петергофе он заканчивает Монплезир, продолжает Марли и строит Эрмитаж, с 1720 года начинает возводит дворец в Стрельне.

Никола Микетти Большой каскад в Нижнем саду Петергофа Перспектива

Основные работы:

 .Парк и фонтаны в Петергофе около Санкт-Петербурга. В Петергофе сохранились выполненые по его проектам:

·Большой каскад (Петергоф)

·Вольер (Петергоф)

·Фонтан «Пирамида»

·Сноп (фонтан)

·Солнце (фонтан)

·Фонтан «Адам» и фонтан «Ева»
c213d35b77d0e252aa2295101a60253e

Многие из его проектов русского периода хранятся сегодня в Эрмитаже.

В 1723 году Микетти взялся лично съездить по поручению царя на свою родину и отправился, взяв свыше трех тысяч рублей на первые расходы, но обратно не вернулся.

Так закончилась эпопея итальянского архитектора в солнечной России.

План Нижнего парка и Верхнего сада Петродворца Фонтаны Нижнего парка
План Нижнего парка и Верхнего сада Петродворца Фонтаны Нижнего парка

Добавить комментарий