durer00

Альбрехт Дюрер

Оценивая творчество Альбрехта Дюрера, его современник, прославленный гуманист Эразм Роттердамский (1466–1536) в 1528 году писал: «…чего только не может он выразить в одном цвете, то есть черными штрихами? Тень, свет, блеск, выступы и углубления, благодаря чему каждая вещь предстает перед взором зрителя не одной только своею гранью. Остро схватывает он правильные пропорции и их взаимное соответствие. Чего только ни изображает он, даже то, что невозможно изобразить – огонь, лучи, гром, зарницы, молнии, пелену тумана, все ощущения, чувства, наконец, всю душу человека, проявляющуюся в телодвижениях, едва ли не самый голос. Все это он с таким искусством передает точнейшими штрихами и притом только черными, что ты оскорбил бы произведение, если бы пожелал внести в него краски. Разве не более удивительно без сияния красок достигнуть величия в том, в чем при поддержке цвета отличился Апеллес?»1.

Живописец, рисовальщик, гравер, гуманист, ученый, Дюрер был первым художником в Германии, который стал изучать математику и механику, строительное и фортификационное дело; он первым в Германии пытался применить в искусстве свои научные знания в области перспективы и пропорций; он был единственным немецким художником XVI века, оставившим после себя литературное наследие. Необычайная художественная одаренность, широта интересов, разносторонность знаний Альбрехта Дюрера позволяют поставить его в один ряд с такими прославленными мастерами Возрождения, как Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль.

Богатство фантазии, глубина творческой мысли, талант и мастерство художника наиболее полно проявились в области гравюры, поэтому ей по праву принадлежит ведущая роль в творчестве Дюрера.

Деятельность Дюрера протекала в особых условиях Северного Возрождения, в те годы, когда Германию сотрясали бурные социальные, политические и религиозные волнения, нашедшие отражение в движении Реформации.

Большое влияние на развитие культуры в Германии оказала Италия и в первую очередь итальянский гуманизм. Получили широкое распространение проникавшие с юга произведения античных авторов, труды итальянских ученых. В начале XVI века в крупных городах Германии существовали гуманистические кружки, пропагандировавшие классическую литературу и искусство. Под их влиянием немецкие художники, в творчестве которых все еще были сильны традиции готики, начинали осваивать достижения итальянских мастеров. Основное внимание было направлено на изучение законов перспективы и пропорций человеческого тела.

Альбрехт Дюрер родился 21 мая 1471 года в Нюрнберге — одном из главных немецких центров торговли и ремесел. Его отец, известный в городе золотых дел мастер Альбрехт Дюрер-старший, мечтал о том, чтобы сын унаследовал его дело. Однако того магнитом манила мастерская соседа — известного нюрнбергского живописца Михаэля Вольгемута. Каждую свободную минуту парень пытался проводить там, наблюдал жадными глазами за работой мастера, подружился с его подмастерьями и кое в чем помогал. Однако отец даже слушать не хотел о том, чтобы отдать его в обучение к художнику. Однако Альбрехт-младший только и думал, что о рисовании. И не только думал. Его первая известная работа — автопортрет серебряным карандашом, выполненный в 1464 году — когда Альбрехту было всего 13 лет! — говорит и о большом таланте, и о том, что кое-чему мальчик уже научился — достаточно лишь взглянуть на то, как передал он фактуру волос и складки на одежде. Но прошло еще долгих два года, прежде чем отец смирился с выбором сына и отдал его «в науку» к Михаэлю Вольгемуту. Обучение получилось непростым: как писал позднее в «Семейной хронике» Дюрер, «в то время дал мне Бог усердия, так что я хорошо учился. Но мне приходилось много терпеть от подмастерьев». Впрочем учитель талант парня заметил и оценил — привлек к работе над иллюстрациями к книге Гартмана Шеделя «Всемирная хроника». Заметим, что в мастера Михаэля Дюрер не столько перенимал манеру работы, сколько чрезвычайно настойчиво изучал основы композиции и техники живописи, рисунка и гравюры.

Следует заметить, что гравюра — тогда еще новый вид художественной техники — с появлением в ХV веке книгопечатания быстро распространялась. Известным в немецких землях мастером гравюры во второй половине ХV века был Мартин Шонгауэр и молодой Дюрер старательно изучал и даже копировал некоторые его работы. К Шонгауэру и направился он после того, как истек оговоренный соглашением трехлетний срок обучения. Но, когда достался его родного Кольмара, уже не застал мастера в живых. После этого начались четырехлетние странствия молодого подмастерья Альбрехта Дюрера Германией, Нидерландами и Швейцарией. В Базеле он познакомился и, насколько это позволяла разница в возрасте и положении, подружился с профессором местного университета Себастьяном Брантом, который именно тогда писал свой «Корабль дураков» — книгу, которая навсегда вошла в сокровищницу мировой культуры. Альбрехт Дюрер стал первым ее иллюстратором. Более 70 листов этого цикла принесли ему признание в среде товарищей по цеху и, главное, осознание своего мастерства. Однако поиски и обучение Альбрехта Дюрера прервало письмо от отца — тот нашел ему невесту и требовал, чтобы сын немедленно вернулся домой и женился.

… Брак с Агнес Фрей, дочерью богатого купца и механика, был браком по расчету. Альбрехт Дюрер-старший возлагал на него большие надежды: жена должна была принести сыну не только приданое, но и прочное общественное положение.

Вряд ли этот союз был очень счастливым. С самого начала супружеской жизни молодую интересовало не так творчество человека, как стоимость его работ: она сама взялась за реализацию его гравюр на ярмарках и среди торговцев книгами. Но как бы там ни было, Дюрер прожил с женой до последнего своего дня, хотя детей у супругов не было. Впрочем, почти сразу после свадьбы, осенью 1494 года из-за эпидемии чумы надвигающейся на город, он уехал в Италию. Выехал один, потому как молодая жена ехать так далеко наотрез отказалась и осталась в загородном доме родителей.

Первые ксилографии Дюрера заметно отличались от всего, что было создано раньше. Так, в листе «Мужская купальня» помимо большого формата удивляет неожиданное движение и динамика линий, которые в гравюре «Самсон» будут передавать напряженность схватки, страсть борьбы. По сравнению с упрощенными декоративными ксилографиями XV века в произведениях Дюрера усложняются не только содержание и композиция, но и значительно расширяются выразительные возможности техники ксилографии. Весь ее изобразительный строй теперь неразрывно связан с характером построения листа. Так, сложный узор завивающихся в тугие кольца линий в гравюре «Самсон» соответствует закрученной в клубок композиции, где сплелись тела человека и льва. Линия становится носителем эмоциональной выразительности и экспрессивности образа. Дюрер, видимо, сам пробовал резать. Только этим можно объяснить такое точное ощущение упругости, четкости и напряженности каждого штриха, которые проявились уже в ранних гравюрах мастера.

В 1498 году художник закончил свою первую большую серию гравюр «Апокалипсис», ставшую значительным явлением в искусстве всего периода немецкого Возрождения. Сюжеты на библейские и евангельские темы оставались главными в изобразительном искусстве XV–XVI веков, но у Дюрера они получили принципиально иное толкование.

Тема «Апокалипсиса» была созвучна настроениям, царившим в Германии в конце XV столетия. Постоянные междоусобные войны, голод, эпидемии, слухи о предстоящем конце света и Страшном суде, который грозит человечеству в 1500 году, – все это нашло отражение в «Апокалипсисе». Серия, названная по образцу народных изданий «Апокалипсис в лицах», предназначалась для самого широкого распространения. Она состояла из пятнадцати больших листов. Текст располагался на обороте гравюр. Первое издание было напечатано на двух языках – латинском и немецком.

От листа к листу развивалось действие «Апокалипсиса», одним из кульминационных моментов которого стала сцена «Четыре всадника». Мор, Война, Голод и Смерть вихрем проносятся над землей, сметая все на своем пути. Под копытами их лошадей гибнут и император, и епископ, и горожанка, и крестьянин, символизирующие все человечество. Все равны перед карой небесной, не только разрушающей, но и очищающей, – такова одна из основных идей Дюрера, проходящая через всю серию.

Первый всадник Апокалипсиса, с короной на голове, отпустил поводья и, натянув до отказа лук, готов поразить кого-то стрелой, когда лицо выдает жалость к своей жертве. Он назван Победителем.

Другой всадник Апокалипсиса, в диковинной шапке, весь подался вперед и яростно взмахнул острым мечом. Лицо изможденное, в изгибе бровей гнев, вместо глаз черные впадины. От такого пощады не жди. Это Война.

Третий всадник Апокалипсиса — грузный, могучий, одет богаче других, конь ему под стать — тяжеловоз в роскошной сбруе. Он сразу приковывает к себе внимание. В руке у всадника весы, равнодушное лицо обращено вверх. Растопчет человека — и не оглянется. Сей всадник — есть Голод.

За тремя всадниками, которые скачут бок о бок, над которым летит, улыбаясь, нежный ангел, спешит на исхудалой кляче костлявый седой старик с вилами. Плащ почти не скрывает наготу, ноги чуть ли не волочатся по земле. Злющие глаза его лошади глядят по-человечески, вместо поводьев болтается веревка. Последний всадник Апокалипсиса назван Смертью, за которой следует ад.

Альбрехт Дюрер хотел ошеломить зрителя, он приближает всадников Апокалипсиса и их жертв вплотную к нам и срезает фигуры рамой. Теперь нам не трудно вообразить, что через мгновение кавалькада умчится, и перед нами останется адское пламя, пожирающее растоптанных людей. Любой человек, кем бы он ни был, убеждается, что и ему не миновать расправы, если он не встанет на путь добрых дел. Ведь под копытами коней всадников Апокалипсиса мы видим и монарха, и горожан, и монаха, и просто крестьянина.

Альбрехт Дюрер внушил зрителю, что будущее будет еще страшнее того, что изображено на гравюре.

Иначе решена композиция «Битва архангела Михаила», главная идея которой в столкновении и борьбе двух начал: добра и зла, света и тьмы. Лист делится по горизонтали на две неравные части. Действие, происходящее наверху, на небе, занимает основное место; изображению земли отводится лишь небольшая часть листа. Хрупкая фигура архангела Михаила противостоит огромной бесформенной туше дракона. Контрастом яростной битве на небе является мирное спокойствие, царящее на земле. Запутанному готическому рисунку линий наверху противопоставлен спокойный и ясный рисунок, изображающий тихий пейзаж в нижней части гравюры. И, наконец, основная идея гравюры находит конкретное выражение в двухчастной композиции – с тьмою наверху и светом внизу.

Одновременно с «Апокалипсисом» художник начал создавать первые листы серии «Большие страсти», выбирая наиболее драматические сцены последних дней жизни Христа («Бичевание», «Взятие под стражу»). В этих гравюрах на дереве большого формата Христос предстает не как страдающий человек, а как мужественный и прекрасный герой, сражающийся со злом.

В 1500–1511 годах, заканчивая серию «Большие страсти», Дюрер обращается к новой для него теме – «Жизнь Марии». В 1511 году почти одновременно обе серии были изданы. Двадцать гравюр к повествовательному рассказу о жизни Марии, в отличие от «Апокалипсиса», выражали мирный, светский идеал художника и получили реальное воплощение. Образы апокрифической легенды стали более конкретными и жизненными. Художник наделил их чертами своих современников и перенес действие ряда гравюр в реальную обстановку Германии XVI века. С новой жанровой интерпретацией библейских событий пришло и новое композиционное решение сцен, и новый графический стиль.

«Встреча Иоакима и Анны у Золотых ворот» – это встреча двух пожилых людей, происходящая на площади немецкого города. Художник выделяет героев, сильно выдвинув их вперед и вписав в арку. Характеру этой сцены, спокойной и поэтичной, соответствует весь образный строй гравюры – плавные линии складок одежд, мягкие силуэты, вторящие ритму арок. Архитектура, пейзаж, бытовая среда становятся в этой серии неотъемлемой частью гравюр Дюрера. Так, сцена «Рождество Марии» происходит в бюргерском доме, все детали обстановки которого переданы с большой достоверностью. Характерно, что главная героиня – Анна – отодвинута вглубь, а на переднем плане изображены горожанки в одеждах XVI века, в разнообразных и самых непринужденных позах. И только ангел на облаке напоминает, что сцена эта связана с религиозной легендой.

В композиции «Бегство в Египет» особую эмоциональную роль играет пейзаж. Это одно из ранних изображений природы в немецком искусстве. Таинственный лес, где фантастические деревья соседствуют с растениями средней полосы Германии, придает сцене сказочный характер.

Спокойный, повествовательный рассказ находится в полной гармонии с художественными приемами мастера. Дюрер отходит от изображения, построенного на контрастах черной линии и белого тона бумаги, он предпочитает работать штрихом, добиваясь мягкости переходов. Благодаря этому в «Жизни Марии» полностью отсутствует драматизм и экспрессия. Серия становится поэтическим рассказом, полным любви, радости, грусти, в котором реальность переплетается с легендой, бытовые элементы со сказочными.

Начиная с 1500-х годов художник ставил перед собой задачу овладеть законами перспективы и изучить пропорции человека и животных. Не удовлетворившись эмпирическим методом, он обращался к трудам древнеримских авторов и своих итальянских современников. Одновременно в резцовой гравюре Дюрер развивал свои представления об идеальных пропорциях тела, о пластической его цельности, о гармонической связи человека с окружающей средой. Эти поиски оказали влияние и на ксилографию того периода, в частности отразились в серии «Жизнь Марии».

С работой над изучением пропорций женского тела связана гравюра «Немезида» (ок. 1502). Крылатая богиня возмездия Немезида, стоя на шаре, летит над миром. Ее фигура принадлежит к числу первых, сконструированных художником в соответствии с теорией пропорций Витрувия. Но жизненные наблюдения мастера взяли верх над теоретическими расчетами: Немезида далека от классического идеала. Она скорее походит на одну из пышнотелых немецких женщин, чем на античный образ. Техническое мастерство художника достигает здесь совершенства – он уже не рисует, а как бы лепит формы, они объемны и материальны.

То же стремление к пластичности мы видим и в гравюре «Адам и Ева» (1504), которая завершает работу Дюрера в данном направлении. Сам художник, очевидно, очень ценил этот лист, потому что поставил на нем полную подпись в отличие от других гравюр, отмеченных лишь монограммой. Образцами для фигур Адама и Евы послужили, как предполагают, античные статуи Аполлона Бельведерского и Венеры Медицейской или скорее – рисунки с них. В этом листе художник добивается еще большей пластичности форм. Он буквально лепит штрихом, создавая полную иллюзию объемности фигур, освещенных мягким ровным светом, который бликами играет на обнаженных телах. Резцовые гравюры Дюрера пользовались большим успехом в среде гуманистов, художников и вообще любителей искусства разных стран. Им подражали, их копировали даже в Италии.

Одной из важных причин, побудивших художника во второй раз поехать в Венецию (1505–1507), была необходимость оспорить действия итальянских граверов, которые копировали его произведения и продавали свои копии под его именем. Пребывание в Венеции оказало значительное влияние на дальнейшее развитие творчества художника. Будучи уже зрелым и известным мастером, Дюрер неустанно продолжал совершенствоваться. Правда, теперь в Италии для него первостепенное значение приобрела живопись. Он стремился постичь колористические приемы великих венецианцев, в Болонье знакомился с теоретическими трудами по построению перспективы.

Наконец, уже вернувшись из Италии, художник снова обратился к гравюре. Серия «Страсти» в гравюрах на меди состоит из шестнадцати листов и отличается особой тонкостью и тщательностью исполнения. Главное внимание художника в этой серии, как ни в какой другой, направлено на раскрытие внутренней, духовной силы человека. Герой, наделенный благородством и чувством достоинства, противостоит алчной, жестокой и злобной толпе. Гравер использовал эффекты освещения для передачи напряженности и драматизма действия. Почти в каждой гравюре свет своим ярким лучом вырывает из общего мрака фигуру героя – Христа.

В 1513–1514 годах Дюрер создал три свои самые знаменитые гравюры на меди – «классические», или «мастерские», как их называли уже современники, – «Рыцарь, смерть и дьявол», «Св. Иероним в келье» и «Меланхолия». Каждая из них воплощала представления художника о разных сторонах деятельности человека, являлась своеобразным символом одного из трех жизненных путей, которым, по представлениям того времени, мог следовать человек.

Активная жизнь, стойкость, твердость позиции, почти фанатическая убежденность в правоте – наиболее характерные качества, присущие таким деятелям Реформации, как Лютер, Ульрих фон Гуттен, Мюнцер и Меланхтон, – нашли свое воплощение в образе рыцаряРыцарь, смерть и дьявол»). Сюжет, на первый взгляд, прост. Смерть, с видом бродячего коммивояжёра демонстрирует песочные часы, намекая на бренность всего земного. Судя по количеству песка, времени на подвиги осталось немного, но оно есть. Сзади застенчиво выглядывает свиное рыло дьявола, всей своей подлой рожей дающего понять: «если что, обращайся, я всегда здесь».
Но человек, не удостаивая их взглядом, спокойно движется к своей цели: он надёжно закован в латы духовной стойкости, рядом бодро трусит собака, символ дружбы и истины. Лисий хвост на копье и дубовые листья в гриве коня подчёркивают доблесть и удачу всадника. Гравюра перекликается с бестселлером того времени — трактатомЭразма Роттердамского «Руководство христианского воина».
Поговаривали, что прототипом рыцаря в парадных княжеских доспехах, но с простым мечом, мог послужить мятежный монах Савонарола , недолгий повелитель Флоренции. Отсюда и собака, — доминиканцев называли «псы господни», и ящерица под ногами, средневековый символ огня: труп повешенного проповедника сожгли на костре. С другой стороны, внешне всадник очень похож на конную статую кондотьера Андреа Верроккио — без итальянских воспоминаний здесь явно не обошлось.

Упорный, самоуглубленный труд ученого-гуманиста, чуждого житейской суеты и бурных страстей, представлен в гравюре «Св. Иероним в келье». И, наконец, драматизм творческого дерзания – в «Меланхолии», которая, по выражению Э. Панофского, одного из современных исследователей творчества Дюрера, является его духовным автопортретом.

     Гравюра»Меланхолия,»вырезанная на меди в 1514 году, была одной из любимых работ автора.

  Сам Дюрер считал себя меланхоликом, что позволяет считать эту гравюру духовным автопортретом мастера.

    Перед нами морской берег, безграничная даль воды и сумеречное небо, прорезанное радугой и зловещими лучами кометы . На переднем плане сидит крылатая женщина в пышном наряде. У нее массивное тело, сильные руки, крупные правильные черты лица. Она тяжело оперла увенчанную венком голову на левую руку.

   Взгляд ее устремлен вдаль. Такой взгляд бывает у человека, который смотрит на окружающий мир, но ничего не замечает, потому что на самом деле взгляд его направлен внутрь, и то, что он видит в своей душе, — невесело. На темном лице пугающе яркими кажутся белки глаз, и взгляд от этого обретает трагическое выражение. В позе женщины — душевный упадок, огромная усталость.

    Так, может быть, эта гравюра просто образ душевного состояния, о котором так прекрасно сказал когда-то Жуковский: «Что такое меланхолия? Грустное чувство, объемлющее душу при виде изменяемости… благ житейских, чувство и предчувствие утраты неотвратимой и неизбежной».

    Гравюра необычайно сложна. Под рукой женщины книга, застегнутая на застежку,— ей сейчас не до чтения. Над ее головой прибор для измерения времени — песочные часы, соединенные с солнечными. Рядом — колокол с веревкой, которая уходит за край гравюры. Если кто-то невидимый дернет за веревку, колокол зазвонит. Песочные часы и колокол всегда  означали у Дюрера: «Помни о смерти».

 

   У ног крылатой фигуры, свернувшись клубком, спит тощая борзая собака – символ меланхолического темперамента.

  Женщину окружает семья инструментов для измерения: часы, циркуль, линейка, весы. Сколько надежд связывал Дюрер с измерениями и вычислениями! Как часто ему казалось, что именно они откроют тайну прекрасного. И вот теперь женщина, погруженная в печальное раздумье, держит циркуль рассеянно и небрежно, а линейка брошена и валяется у ее ног.

   Уж не разочарование ли в линейке и циркуле, как ключам к красоте, запечатлено тут? И не надежда ли на скрытые тайные свойства чисел привела сюда «Магический квадрат»?

    Дюрер составил первый в европейском искусстве магический квадрат 4х4. Сумма чисел в любой строке, столбце, диагонали. И даже в каждой четверти (по углам и в центральном квадрате тоже) и в углах большого квадрата сумма равна 34. Два средних числа в нижнем ряду указывают дату создания картины (1514). В средних квадратах первого столбика вносились исправления – цифры деформированы.

   В небе, в лучах кометы, распростерла крылья огромная летучая мышь. На крыльях мыши надпись: «Меланхолия I»

Вот огромный многогранник неправильной формы. Совсем недавно, заинтересовавшись гравюрой Дюрера, минералоги определили — это кристалл плавикового шпата. Такие находили в горных разработках под Нюрнбергом.

   Дюреру причудливое создание природы показалось таинственным. Он решил, что так же будет воспринимать его и зритель гравюры. Рядом с многогранником — тяжелое каменное ядро. Подобные тела, как символы планет, появлялись в сочинениях о магии. А в астрологических были символом мира, Вселенной вообще. Тигель на горящей жаровне — он тоже есть на этой гравюре — непременный предмет оборудования алхимических лабораторий.

  Почему Меланхолия изображена крылатой, что означает ее бездеятельность, что за мальчик изображен позади, в чем значение магического квадрата, для чего разбросаны вокруг инструменты, в чем смысл цифры «I»? Сколько вопросов …

   Мы всматриваемся в неподвижный жернов, в никуда не ведущую лестницу, в странное, хаотически заполненное предметами пространство и ощущаем парадоксальность гравюры: ее части загадочны и непонятны, а общее впечатление — печали, тяжкого раздумья, тревоги — возникает сразу и без пояснений передается нам, охватывает нашу душу.

 У Дюрера было и свое собственное представление о том, что меланхолия связана с напряженной работой. В одном из трактатов о живописи он замечает: «От постоянного упражнения разума расходуется самая тонкая и чистая часть крови и рождается меланхолический дух». Тут явственно слышен собственный опыт: печальное, меланхолическое настроение — неизбежная расплата за напряженную творческую работу.

    Дюрер умел побеждать это настроение. Чем? Работой же! И все-таки ему было обидно думать, что, родившись меланхоликом, он должен постоянно бороться с такими препятствиями, которые воздвигнуты перед ним от рождения.

Многие интерпретации предметов на этой  гравюре очень противоречивы в разных источниках.Поэтому вы можете добавить своё видение этой гравюры.

Лист «Св. Иероним в келье» – одно из самых совершенных произведений мастера. Новое ренессансное мировоззрение художника воплощается во всем образном строе гравюры. Представлен кабинет ученого: большая светлая комната, в глубине ее, над конторкой, склонился старец. В гравюре все настолько спокойно, гармонично, что человек, пространство и предметы, его окружающие, воспринимаются как некое единое целое. Обилие бытовых деталей нисколько не заслоняет значительности происходящего. Наоборот, такие атрибуты, как череп, песочные часы – символы бренности и быстротечности жизни, – сообщают всей сцене философский смысл. Да и сама комната, при всей конкретности ее обстановки, кажется преображенной благодаря потоку солнечного света, вливающегося через окна. Не нарушая специфики резцовой гравюры, Дюрер извлекает из нее новые и неожиданные эффекты. То глубоко врезая линию, то делая ее совсем тонкой, иногда превращая в прерывистый пунктир, сгущая или разряжая штриховку, используя перекрещивающиеся штрихи, художник не только создает иллюзию форм и объемов, но и передает фактуру разных материалов: блестящий шелк ткани, шерсть животных, текстуру дерева, гладкую поверхность лавки. С помощью коротких параллельных черточек он изображает игру света, солнечные блики, вибрирующие на поверхности скамьи, стола, пола. В этом любовании предметами, окружающими человека, Дюрер выступает как типичный представитель Северного Возрождения. Освещение играет большую роль во всех трех гравюрах. В «Св. Иерониме…» оно создает настроение и имеет смысловое значение.

В гравюрах предельно сконцентрированы основные идеи: с одной стороны, героизм в преодолении внешних трудностей и самоукрощение, выраженные со всей страстью, характерной для Германии эпохи Реформации, а с другой стороны – самоуглубление, неудовлетворенность, почти фаустовская меланхолия. В определенной последовательной связи трех гравюр «Меланхолия» является последней, что позволяет считать ее финальной частью «триптиха». В этом финале неудовлетворенность является результатом напряженной физической и духовной деятельности человека. Три мастерские гравюры, казалось бы, сюжетно не связанные между собой, вместе несут глубокий смысл. В них, по словам Томаса Манна, содержится «целый комплекс судьбы», где герой одновременно и жертва, которая стала «предвестником новой более высокой человечности». Именно здесь возникает связь искусства Дюрера с искусством Рембрандта, творившего в XVII веке.

В творчестве Дюрера-живописца значительное место занимал портрет. В последние годы жизни он и в гравюре обратился к этому жанру. Среди портретов, исполненных резцом, выделяются изображения видных гуманистов XVI века Эразма Роттердамскогои Филиппа Меланхтона, его друга Вилибальда Пиркхеймера, крупных политических деятелей того времени Фридриха Мудрогои Альбрехта Бранденбургского. Наряду с точной внешней характеристикой образа художник всегда подчеркивает значительность личности портретируемого и в латинской надписи, сопровождающей каждый портрет, восхваляет его высокие качества и заслуги. Все портреты, исполненные Дюрером, – это своеобразный памятник его современнику.

***

Графическое наследие Дюрера обширно. В настоящее время известны 105 гравюр на меди, включая офорты и гравюры сухой иглой, и 189 гравюр на дереве, вместе с большими работами для императора Максимилиана.

Популярность гравюр Дюрера в XVI веке была настолько велика и они пользовались таким спросом, что его мастерская выпускала огромное количество отпечатков. Известны случаи, когда помощники художника печатали гравюры даже в его отсутствие. Отсюда обилие оттисков, созданных при жизни Дюрера.

После смерти Дюрера, особенно в первой половине XVI века, все новые и новые отпечатки его гравюр появлялись на рынке. Довольно часто их переиздавали и во второй половине XVI и в XVII веке. Но постепенно доски портились, и в XVIII веке новые издания с досок Дюрера уже очень редки; если они где-то и предпринимались, то это были оттиски с отдельных, случайно сохранившихся досок.

 

Апостолы Иаков и Филипп, Альбрехт Дюрер

Апостолы Иаков и Филипп

Автопортрет, Альбрехт Дюрер

Автопортрет

Старуха с мешочком монет , Альбрехт Дюрер

Старуха с мешочком монет

Автопортрет с остролистом, Альбрехт Дюрер

Автопортрет с остролистом

Портрет венецианки, Альбрехт Дюрер

Портрет венецианки

Мученичество десяти тысяч христиан, Альбрехт Дюрер

Мученичество десяти тысяч христиан

Ева, Альбрехт Дюрер

Ева

Четыре апостола - Иоанн Богослов и Петр, Марк и Павел, Альбрехт Дюрер

Четыре апостола — Иоанн Богослов и Петр, Марк и Па…

Мадонна с грушей, Альбрехт Дюрер

Мадонна с грушей

Геракл и cтимфалийские птицы, Альбрехт Дюрер

Геракл и cтимфалийские птицы

Кормящая Мадонна, Альбрехт Дюрер

Кормящая Мадонна

Портрет отца художника, Альбрехт Дюрер

Портрет отца художника

Мужской портрет, Альбрехт Дюрер

Мужской портрет

Спаситель Мира, Альбрехт Дюрер

Спаситель Мира

Дрезденский алтарь, Альбрехт Дюрер

Дрезденский алтарь

Мадонна c Младенцем и святой Анной , Альбрехт Дюрер

Мадонна c Младенцем и святой Анной

Портрет девушки, Альбрехт Дюрер

Портрет девушки

Семь скорбей Девы Марии, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии

Бернхард фон Резен, Альбрехт Дюрер

Бернхард фон Резен

Праздник венков из роз , Альбрехт Дюрер

Праздник венков из роз

Дева Мария в молитве, Альбрехт Дюрер

Дева Мария в молитве

Мадонна с гвоздикой, Альбрехт Дюрер

Мадонна с гвоздикой

Семь скорбей Девы Марии - Двенадцатилетний Иисус в храме, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Двенадцатилетний Иисус в…

Император Карл Великий, Альбрехт Дюрер

Император Карл Великий

Автопортрет в перчатках, Альбрехт Дюрер

Автопортрет в перчатках

Отец художника, Альбрехт Дюрер

Отец художника

Адам, Альбрехт Дюрер

Адам

Оплакивание Христа, Альбрехт Дюрер

Оплакивание Христа

Алтарь Паумгартнеров - Святой Евстахий, Альбрехт Дюрер

Алтарь Паумгартнеров — Святой Евстахий

Самоубийство Лукреции, Альбрехт Дюрер

Самоубийство Лукреции

Иероним Гольцшухер , Альбрехт Дюрер

Иероним Гольцшухер

Портрет молодого человека, Альбрехт Дюрер

Портрет молодого человека

Мадонна с чижом, Альбрехт Дюрер

Мадонна с чижом

Иоганн Клебергер , Альбрехт Дюрер

Иоганн Клебергер

Якоб Фуггер Богатый , Альбрехт Дюрер

Якоб Фуггер Богатый

Святой Иероним, Альбрехт Дюрер

Святой Иероним

Святое Семейство, Альбрехт Дюрер

Святое Семейство

Семь скорбей Девы Марии - Бегство в Египет, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Бегство в Египет

Поклонение волхвов, Альбрехт Дюрер

Поклонение волхвов

Алтарь Ябаха - Два музыканта, Альбрехт Дюрер

Алтарь Ябаха — Два музыканта

Мадонна с младенцем, Альбрехт Дюрер

Мадонна с младенцем

Портрет женщины с заплетёнными волосами, Альбрехт Дюрер

Портрет женщины с заплетёнными волосами

Алтарь Паумгартнеров - Святой Георгий, Альбрехт Дюрер

Алтарь Паумгартнеров — Святой Георгий

Святой Иероним, Альбрехт Дюрер

Святой Иероним

Семь скорбей Девы Марии - Обрезание Господне, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Обрезание Господне

Поклонение Святой Троице, Альбрехт Дюрер

Поклонение Святой Троице

Барбара Дюрер, мать художника, Альбрехт Дюрер

Барбара Дюрер, мать художника

Алтарь Паумгартнеров - Рождество, Альбрехт Дюрер

Алтарь Паумгартнеров — Рождество

Мужской портрет, Альбрехт Дюрер

Мужской портрет

Чудесное спасение утонувшего мальчика из Брегенца, Альбрехт Дюрер

Чудесное спасение утонувшего мальчика из Брегенца

Двенадцатилетний Иисус среди книжников, Альбрехт Дюрер

Двенадцатилетний Иисус среди книжников

Мадонна с младенцем, Альбрехт Дюрер

Мадонна с младенцем

Семь скорбей Девы Марии - Христос на кресте, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Христос на кресте

Семь скорбей Девы Марии - Пригвождение к кресту, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Пригвождение к кресту

Портрет клирика, Альбрехт Дюрер

Портрет клирика

Якоб Фуггер Богатый , Альбрехт Дюрер

Якоб Фуггер Богатый

Мадонна с грушей, Альбрехт Дюрер

Мадонна с грушей

Мадонна с младенцем перед аркой, Альбрехт Дюрер

Мадонна с младенцем перед аркой

Портрет женщины с распущенными волосами, Альбрехт Дюрер

Портрет женщины с распущенными волосами

Портрет молодого человека, Альбрехт Дюрер

Портрет молодого человека

Император Сигизмунд, Альбрехт Дюрер

Император Сигизмунд

Семь скорбей Девы Марии - Несение креста, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Несение креста

Святой Иероним, Альбрехт Дюрер

Святой Иероним

Император Максимилиан I, Альбрехт Дюрер

Император Максимилиан I

Портрет отца художника, оборотная сторона - Гербы семейств Дюреров и Гольперов, Альбрехт Дюрер

Портрет отца художника, оборотная сторона — Гербы …

Семь скорбей Девы Марии - Оплакивание Христа, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии — Оплакивание Христа

Мужской портрет, Альбрехт Дюрер

Мужской портрет

Портрет молодой венецианки, Альбрехт Дюрер

Портрет молодой венецианки

Муж скорбей, Альбрехт Дюрер

Муж скорбей

Освальд Крель , Альбрехт Дюрер

Освальд Крель

Фридрих III Мудрый, электор саксонский, Альбрехт Дюрер

Фридрих III Мудрый, электор саксонский

Семь скорбей Девы Марии, Альбрехт Дюрер

Семь скорбей Девы Марии

Буркхард фон Шпейер, Альбрехт Дюрер

Буркхард фон Шпейер

Бегство Лота с дочерьми из Содома , Альбрехт Дюрер

Бегство Лота с дочерьми из Содома

Иероним Гольцшухер , Альбрехт Дюрер

Иероним Гольцшухер

Ганс и Фелиситас Тухер, Альбрехт Дюрер

Ганс и Фелиситас Тухер

Алтарь Ябаха - Иов и его жена, Альбрехт Дюрер

Алтарь Ябаха — Иов и его жена

Мужской портрет, Альбрехт Дюрер

Мужской портрет

Алтарь Паумгартнеров, Альбрехт Дюрер

Алтарь Паумгартнеров

Якоб Мюффель , Альбрехт Дюрер

Якоб Мюффель

Оплакивание Христа, Альбрехт Дюрер

Оплакивание Христа

Михаель Вольгемут , Альбрехт Дюрер

Михаель Вольгемут

Эльсбет Тухер, Альбрехт Дюрер

Эльсбет Тухер

Святой Себастьян со стрелой, Альбрехт Дюрер

Святой Себастьян со стрелой

Рисунки и акварели

Все богатство фантазий и творческих мыслей знаменитого и талантливого Альбрехта Дюрера открывается в его уникальных рисунках. Они начинаются от обычных набросков карандаша и заканчиваются виртуозным исполнением акварелью. Знания Дюрера не ограничивалось только художественной областью, художник старался свести свои рисунки к известным математическим принципам. Все известные музеи имеют картины этого талантливого художника, например, в Вене есть работы «Страсти Господни» и «Костюмы», в Мюнхене – «Молитвенник импер. Максимилиана», в Берлине, Лондоне, Бремене и других городах.

Три ведьмы, Альбрехт Дюрер

Три ведьмы

Молодой заяц, Альбрехт Дюрер

Молодой заяц

Ирис, Альбрехт Дюрер

Ирис

Сыч, Альбрехт Дюрер

Сыч

Водосбор, фиалка и незабудка, Альбрехт Дюрер

Водосбор, фиалка и незабудка

Сизоворонка, Альбрехт Дюрер

Сизоворонка

Книга фехтования, Альбрехт Дюрер

Книга фехтования

Портрет девочки, Альбрехт Дюрер

Портрет девочки

Крыло синебрюхой сизоворонки, Альбрехт Дюрер

Крыло синебрюхой сизоворонки

Агнесса, жена художника, Альбрехт Дюрер

Агнесса, жена художника

Голова женщины, Альбрехт Дюрер

Голова женщины

Куст первоцвета, Альбрехт Дюрер

Куст первоцвета

Вид на Инсбрук, Альбрехт Дюрер

Вид на Инсбрук

Морж, Альбрехт Дюрер

Морж

Женский портрет, предположительно жены художника, Альбрехт Дюрер

Женский портрет, предположительно жены художника

Водяная мельница в горах и рисовальщик, Альбрехт Дюрер

Водяная мельница в горах и рисовальщик

Кусок дёрна , Альбрехт Дюрер

Кусок дёрна

Младенец Христос с шаром, Альбрехт Дюрер

Младенец Христос с шаром

Вид замка Арко в Южном Тироле, Альбрехт Дюрер

Вид замка Арко в Южном Тироле

Барбара Дюрер, мать художника, Альбрехт Дюрер

Барбара Дюрер, мать художника

Мадонна с множеством животных, Альбрехт Дюрер

Мадонна с множеством животных

Снегирь в трех ракурсах, Альбрехт Дюрер

Снегирь в трех ракурсах

Эскиз облачения папы Юлия II для картины «Праздник венков из роз», Альбрехт Дюрер

Эскиз облачения папы Юлия II для картины «Праздник…

Группа деревьев и тропинка в горах, Альбрехт Дюрер

Группа деревьев и тропинка в горах

Лев, Альбрехт Дюрер

Лев

Нюрнбергская женщина, одетая для похода в церковь, Альбрехт Дюрер

Нюрнбергская женщина, одетая для похода в церковь

Бородатый святой в лесу, Альбрехт Дюрер

Бородатый святой в лесу

Двое мужчин, несущие на плечах двух женщин, Альбрехт Дюрер

Двое мужчин, несущие на плечах двух женщин

Внутренний двор старого замка в Инсбруке в облачную погоду, Альбрехт Дюрер

Внутренний двор старого замка в Инсбруке в облачну…

Христос, привязанный к колонне, Альбрехт Дюрер

Христос, привязанный к колонне

Наряд ливонской женщины, Альбрехт Дюрер

Наряд ливонской женщины

Пейзаж с волочильней , Альбрехт Дюрер

Пейзаж с волочильней

Табак, Альбрехт Дюрер

Табак

Львица, Альбрехт Дюрер

Львица

Водяные мельницы на реке Пегнитц среди ив, Альбрехт Дюрер

Водяные мельницы на реке Пегнитц среди ив

Ювелир из Мехелена, Альбрехт Дюрер

Ювелир из Мехелена

Лилия кудреватая, Альбрехт Дюрер

Лилия кудреватая

Отдых на пути в Египет, Альбрехт Дюрер

Отдых на пути в Египет

Замок в Тренто, Альбрехт Дюрер

Замок в Тренто

Лесной пруд, Альбрехт Дюрер

Лесной пруд

Дом у пруда, Альбрехт Дюрер

Дом у пруда

Вид на Тренто с севера, Альбрехт Дюрер

Вид на Тренто с севера

Виллибальд Пиркхаймер в профиль, Альбрехт Дюрер

Виллибальд Пиркхаймер в профиль

Восемь эскизов полевых цветов, Альбрехт Дюрер

Восемь эскизов полевых цветов

Носорог, Альбрехт Дюрер

Носорог

Архитектор Иеронимус фон Аугсбург, Альбрехт Дюрер

Архитектор Иеронимус фон Аугсбург

Портрет молодого человека, Альбрехт Дюрер

Портрет молодого человека

Эскизы турецкой одежды, Альбрехт Дюрер

Эскизы турецкой одежды

Этюд трех шлемов, Альбрехт Дюрер

Этюд трех шлемов

Внутренний двор старого замка в Инсбруке в безоблачную погоду, Альбрехт Дюрер

Внутренний двор старого замка в Инсбруке в безобла…

Замок в Сегондзано, Альбрехт Дюрер

Замок в Сегондзано

Всадник, Альбрехт Дюрер

Всадник

Вид на замок с реки, Альбрехт Дюрер

Вид на замок с реки

Лукас ван Лейден, Альбрехт Дюрер

Лукас ван Лейден

Вид на Нюрнберг с запада, Альбрехт Дюрер

Вид на Нюрнберг с запада

Эскиз лилии, Альбрехт Дюрер

Эскиз лилии

Бернард ван Орлей, Альбрехт Дюрер

Бернард ван Орлей

Ирландские солдаты и крестьяне, Альбрехт Дюрер

Ирландские солдаты и крестьяне

Этюды пейзажей и животных, Альбрехт Дюрер

Этюды пейзажей и животных

Дорога в Альпах, Альбрехт Дюрер

Дорога в Альпах

Горный пейзаж близ Сегонцано, Альбрехт Дюрер

 

Один комментарий для “Альбрехт Дюрер

Добавить комментарий